Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли.

Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом с набранной готическим шрифтом энциклопедией, содержащей имя составителя геральдического сборника — с обязательной приставкой «фон» к фамилии.

Однако автор его — наш современник и зовут его Игорь Коробов. А книга, написанная им о членах Эстляндского рыцарства и их фамильных гербах, в скором времени появится на полках книжных магазинов и в собраниях любителей старины.

Нет никакого сомнения, впрочем, что оценят ее и профессиональные историки: за одно только то, по крайней мере, что изданий, аналогичных книге Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство», на русском языке никогда прежде не выходило.

Не только бароны

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.
Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Спорить нечего: прошлое остзейского, или же прибалтийско-немецкого дворянства к области магистральных исторических исследований до самого недавнего времени не относилось.

Если представители местных дворянских родов и упоминались в школьном курсе истории, то вскользь и почти исключительно в негативном ключе: бароны как угнетатели в массе своей.

О том, что среди них встречались не только крепостники-самодуры, но и выдающиеся фигуры, немало сделавшие как для своей малой родины, так и для всего региона в целом, стали говорить лет тридцать назад.

А вот о том, что баронов среди них было абсолютное… меньшинство, не догадываются, а точнее — не задумываются даже те, кто вполне заслуженно считает себя специалистами в прошлом Балтийского региона.

«Остзейцев часто называют «немецкими баронами», что на самом деле неправильно вдвойне, — поясняет составитель книги «Эстляндское имматрикулированное дворянство», — как по титулованию, так и по государственной принадлежности. — Стоит напомнить, что за всю многовековую историю Эстляндского рыцарства внесенный в матрикул или список родов титул барона носил приблизительно каждый пятый. Остальные были графами, князьями, герцогами и так далее, и тому подобное.

Большинство же из баронов было возведено в баронство вовсе не германскими правителями, а монархами Швеции, которое, кроме того, признавалось и в Российской империи. То есть бароны, строго говоря, были у нас шведские и российские.

Что касается понятия самого Эстляндского рыцарства, то тут тоже часто допускают ошибку. Важно понимать: оно не означает совокупность дворящживших на территории Эстляндской губернии — теперешней северной Эстонии.

Имеются, например, отдельные волости, котбрые относились к Лифляндской губернии, однако жившие в них или владевшие расположенными на ее территории мызами дворяне принадлежали, между тем, к Эстляндскому рыцарству.

То есть — были внесены в матрикул, список дворянских родов, чьи представители обладали всеми правами и привилегиями. В частности — избираться в ландтаг, высший орган местной власти в Эстляндской губернии.

Кроме того, оговорюсь сразу, были и дворянские роды, которые были в той или иной степени связаны с Эст-ляндией, но к имматрикулированному дворянству не относились, и я их в нынешней работе не касался».

Неизбежные открытия

Исследования по истории рыцарств нынешних Эстонии и Латвии испокон веков считались вотчиной немецких специалистов.

В последнее время интересоваться этой проблематикой стали и местные специалисты: в частности, работы по Эстляндскому дворянству и его геральдике были опубликованы на эстонском языке.

Из авторов, пишущих по-русски, как на территории Эстонской Республики, так и Российской Федерации, Игорь Коробов является безусловным первопроходцем. А на пути первопроходца — таков уж он по сути! — неизбежны открытия.

«Неспециалисту, особенно — в наши дни, совсем не очевидно, что между понятиями «быть принятыми в рыцарство» и «быть занесенным в матрикул» существовала разница, причем разница весьма существенная, — отмечает автор книги. — Заключалась она, прежде всего, в том, что человека могли принять в рыцарство задолго до того, как появилось понятие «имматрикулированное дворянство»: в Эстляндии, например, первый матрикул был составлен в середине XVIII века.

Тонкость тут заключается в том, что последующие геральдисты, равно как и позднейшие исследователи дворянских родов Эстляндского рыцарства, стали выносить т.н. «почетных членов» из общего списка местных дворян в отдельный.

Сейчас на немецких сайтах потомков остзейского рыцарства почетные члены, бывает, вообще не рассматриваются как часть местного дворянства, что, конечно же, на мой взгляд, является очевидной несправедливостью.

Особенно сложна ситуация с представителями русских дворянских родов, в разные периоды принятыми в Эстляндское рыцарство и получивших имматрикуляцию в качестве почетных членов, — ими никто толком не занимался.

Хотя категория эта достаточно многочисленная: стоит вспомнить хотя бы двенадцать человек, которые стали частью дворянства Эстляндии в эпоху правления Екатерины II по ее высочайшему повелению.

В отношении этих, условно говоря, «русско-эстляндских» дворян загадок до сих пор существует значительно больше, чем хотелось бы, — неизвестны порой даже их имена, не говоря уже о родословии.

То же самое справедливо и в отношении их геральдики: герб рода Пассеков, например, никогда не украшал собой главный зал дома Эстляндского рыцарства в Верхнем городе».

Наслаждение для ценителя

Открыв книгу Коробова, невольно ощущаешь себя стоящим под сводами вышгородской Домской церкви.

С одной только разницей: по стенам соборной церкви посетителя окружает неполная сотня рыцарских гербов. Здесь — в несколько раз больше.

И каждый из них снабжен описанием не только истории дворянского рода, но и справкой о наиболее известных его представителях — как в Эстонии, так и за рубежом.

«Знакомясь с предшествующими работами по истории Эстляндского рыцарства, я давно заметил одну характерную черту: каждый исследователь пытается освещать тему с наиболее близкого ему ракурса, — отмечает Коробов. — Для остзейских исследователей зачастую самым главным было отследить прошлое тех или иных чем-либо значимых для них родов. Современные эстонские авторы, естественно, делают акцент на связи с территорией нынешней Эстонии.

Пожалуй, никто прежде не пытался отследить тот след, который представители местных дворянских фамилий оставили на службе Российской империи. А ведь след этот и глубок, и обширен, а главное — исследован до обидного мало и бессистемно».

Листая справочник, понимаешь: книга эта, вне сомнения, станет подспорьем для тех, кто интересуется не только узкоспециальной темой дворянского родословия и геральдики, но куда как более широкому кругу исследователей и читателей.

Да-да, именно читателей: собранная и впервые ставшая доступной на русском языке информация изложена таким безупречным русским языком, что в какой-то момент начинаешь забывать о заявленном справочном характере издания.

Выше всяческих похвал и полиграфия: благодаря ей даже просто листать книгу — подлинное удовольствие. А уж разглядывать добротные иллюстрации с изображениями пышных дворянских гербов — наслаждение для взора ценителя.

Академический же специалист наверняка оценит тот справочный аппарат, которым снабжено издание: вопросы о том, как правильно транскрибировать остзейские фамилии на русском, разрешаются отныне раз и навсегда.

Хочется поблагодарить автора еще за два важных дела: составление перечня всех мыз Эстляндской губернии на трех языках: немецком, эстонском и русском. А также — за список глав Эстляндского рыцарства с XVI в. по XX век.

* * *

Игорь Коробов рассказывает: во время исследовательской работы ему доводилось встречаться с потомками эстляндских рыцарских родов, живущих в наши дни в Германии.

«Но я бы не сказал, что они выступали в роли информантов, — уточняет он. — Скорее — выражали благодарность за то, что в современной Эстонии есть те, кто продолжает разрабатывать историю остзейских дворян и былой Ливонии.

Конечно, я отвечал, что на самом деле отнюдь не являюсь таковым. И в работе с «Эстляндским имматрикулированным рыцарством» мне помогали многие — не преувеличиваю, но без их помощи книга бы никогда не стала такой, какова она есть.

Особенно хочется отметить редактора, а во многом и соавтора — Артура Модебадзе, спутника по мызным экспедициям Максима Луговского, Юрия Матузова, предоставившего первоначальный корпус гербов.

На начальном этапе книга активно, живо, а главное — и не без пользы, обсуждалась с председателем Общества охраны памятников русской истории и культуры в Эстонии, профессором Юрием Мальцевым.

Также выражаю благодарность Александру и Эстер Грюнбергам, Алексею Горневу, Герде Коробовой, Густаву Коробову, Артуру Лаасту, Светлане Подшиваловой, Елене Тамберг и Тоомасу Таамла».

Илья Кадушин
«Столица»

Взято: tallinn.cold-time.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *